Блог А. Невзорова Блоги

Александр Незворов: Мы играем в новости, когда…

На сайте Телеканала «100TV» опубликована новая запись в блоге Александра Невзорова.

Мы играем в новости, когда берётся две новости, которые, несмотря на свою абсолютную удалённость друг от друга и несродственность, они поясняют и дополняют друг друга, и при сопоставлении становятся понятнее.

Вот смотрите, в очередной раз медведь напал на дрессировщика. В очередной раз, в очередном цирке восстал очередной глупый мишка, который решил изменить положение вещей в этом мире.

Это произошло в Карелии. В данном случае, это могло произойти где угодно и ещё много раз произойдёт, потому что медвежьи муки – это, в общем, отличный товар. Вот так получилось, и Оля не даст мне соврать, что я, в силу своей биографии, богатства своей биографии, хорошо знаю цирк изнутри. И мы, разумеется, здесь даже не уточняем, что в вечной цирковой войне живодёров и зверей правы звери. Это принимается нами, я надеюсь, по умолчанию.

Я говорю про другое. В данном случае, прав медведь. По существу, без всякого краснобайства, я могу сказать, что провинившегося на арене зверя, как правило, подвергают совершенно особым истязаниям.

Вот цирковые живодёры, они очень мстительные помимо всего, и месть, как правило, закамуфлирована под воспитательную работу со зверем, под заботу о безопасности дрессировщиков и зрителей, но это именно месть.

И вот, я думаю, что сейчас этот медведь уже пятые сутки забит в перевозку. Т.е. есть как бы стационарные клетки, а есть перевозочные клетки. Такие контейнеры (примерно метр на метр или полтора на полтора). И такой медведь такую клетку заполняет полностью, не имея возможности в ней вообще шевелиться. И поить, и кормить медведя в такой клетке невозможно даже при желании.

И тут начинается игра в пятнашки. Это тоже такой абсолютный эксклюзив. Это цирковая воспитательная мера. Потому, что есть электрошокер, и когда медведь заперт в этой клетке, когда он полностью её заполнил и не может пошевелиться, возникает возможность бить его электрошокером в мочку носа.

О. Журавлёва. В самую чувствительную часть медведя, если я правильно понимаю.

А. Невзоров. Достаточно чувствительную. Самое чувствительное – глаза. В глаза тоже бьют. В подушечки лап, половые органы. И это очень болезненные удары. Медведь в такие минуты орёт таким тоненьким голосом, почти фальцетом.

Я когда в первый раз в жизни это услышал, я думал, что плачет, орёт пятилетняя маленькая девочка, когда я наблюдал… У меня не было возможности помешать, вмешаться, потому что там пять силовых акробатов стоят вокруг клетки и никого не подпускают.

А дрессировщик играет в пятнашки, потому что его задача: как можно быстрее найти эти болевые точки и как можно быстрее передвигать шокер по этой клетке, потому что когда мишка пытается спрятать мочку, он обнажает пяточки, подушечки. Как только он прячет подушечки – у него обнажается нос.

И вот воспитательный процесс считается удачным, когда медведь начинает мочиться уже молча на каждый удар током, и начинает в клетке, в которой невозможно пошевелиться, вертеться волчком уже безмолвно. Ему не увернуться от ударов. И вот это воспитательный процесс в цирке, чтобы вы понимали, как выглядит дрессура.

О. Журавлёва. Александр Глебович, а можно один вопрос?

А. Невзоров. Да.

О. Журавлёва. А какой смысл издеваться над животным, если, судя по всему, для выступления это животное уже не годится?

А. Невзоров. Ну, смотри, во-первых, да, ему мстят. Прежде всего, ему мстят за пережитый ужас. Потом, не забывай, что медведь – это, в общем, очень дешёвый зверь. Почему? Ну, преимущественно, звери вообще бесплатны, потому что каждый год в цирк охотники по весне от пострелянных мамок тащат маленьких медвежат. Это вообще халява полная. Потом есть всякие, как выражаются на севера́х, приша́тыши – это всякие молоденькие медвежата, которых привели с помоек, которые тоже из-под убитых своих мамаш пришли искать еду.

То есть это очень дешёвый зверь и с ним не церемонятся. Если экзотов в цирке пытают с оглядкой на их стоимость – каких-нибудь амурских тигров, – то здесь не церемонится никто. Я знаю один случай в шапито, когда не выдержала сварка клетки, и эта клетка лопнула, и оторвалось четыре прута, медведь выбрался и было четыре трупа.

О. Журавлёва. Прошу прощения, я уже забыла, какая у нас параллель? Расстрел в Забайкалье?

А. Невзоров. Да. Каждый год в полное распоряжение дебилов в фуражках (совершенно свихнувшихся от пьянства и безделья в своих гарнизонах) поступает очень дешёвый человеческий молодняк. И сразу этот молодняк оказывается в тесной клетке, прутьями которой являются дисциплина, злоба, жлобство, уставы, патриотизм, дедовщина, традиции части и прочее. И, в принципе, ничто не мешает им сразу начать работать с подушечками, с мочками этого молодняка, и с гениталиями тоже. И это начинается.
И результат этого взаимодействия, в общем-то, известен. И то, что произошло с этим юным мальчишкой в Забайкалье, ещё один пример бесконечных происшествий такого рода. И он не последний. И я тебе могу сказать, что по запредельности вранья, и по стилистике вранья – армия и цирк вообще очень похожи. Это закрытые системы, которые либо для дураков, либо для тех, кому удобно так думать, всегда умеют создать эту сусальную, лживую картинку, которая очень красивая, которая вводит в заблуждение.

О. Журавлёва. Поэтому кто в армии служил, тот в цирке не смеётся.

А. Невзоров. Ну, ты это сказала с той степенью печали в голосе, не присущей тебе, Журавлёва, тебе, ёрничающей. Я полагаю, что сейчас слушателям всё стало понятно.

Но я хочу напомнить ещё одно. Вот Ваня молод, а Журавлёва ещё моложе. Но, вероятно, кто-нибудь, может быть, здесь, в зале, может быть, из слушателей помнит, что это происшествие поразительнейшим образом своей фактурой напоминает дело Артура Сакалаускаса.

О. Журавлёва. Ух ты, ничего себе, Вы хватили!

А. Невзоров. А чё? Там тоже, дорогая моя, 8 трупов, 2 офицера. И там тоже, как только это всё произошло, как только он их пострелял, вот точно так же, сверкая генеральскими звёздами, точно так же выпучивая глаза, началась эта череда, начался этот цирк вранья про психологические проблемы срочника, про то, что никакой дедовщины нет. Вот это было на всех каналах – полное армейское отрицалово, что там был небольшой конфликт. Его, может быть, попросили подать стакан…

О. Журавлёва. Или окунули головой в унитаз, как нам сейчас рассказывают про этого.

А. Невзоров. Нет, его не просто макнули в унитаз. До этого в этот унитаз сходило демонстративно три человека. И, скажем так, идентичность ситуации не только в этом. И с забайкальским мальчишкой тоже унитаз. Там очень много напоминает дело Сакалаускаса. И вот тогда постепенно – вы можете все открыть интернет…

О. Журавлёва. Это 87-ой год. Я на всякий случай просто сообщаю. Внутренние войска.

А. Невзоров. Да, это как раз время распада Союза. Там, в интернете, вся эта мерзость, которая с ним совершалась… даже мне, честно говоря, всё это сложно выговаривать при всех моих бесстрашии, жестокости и цинизме. Но просто каждый открывает себе Сакалаускаса, смотрит дело, и там всё описано в полнейших подробностях.

И Сакалаускас, и этот сегодняшний мальчишка – вот они посмели восстать. Очень многие это всё глотают, очень многие соглашаются.

О. Журавлёва. А некоторых запытывают до такого состояния, что они уже не могут сопротивляться. Помните, история с рядовым Сычёвым, да? Которого инвалидом сделали.

А. Невзоров. Да, да, да.

И. Штейнерт. В Челябинске было дело.

А. Невзоров. Да, в Челябинске. Когда оставляют только одно право человеку – право ненавидеть, он его реализовывает. Понятно, что Шамсутдинов не последний, и просто, что называется, парень похрабрее прочих и получше прочих воспитан.

О. Журавлёва. Ну что же, Александр Глебович. Здесь, конечно, вспоминается урок, который рекомендуется провести в честь юбилея Калашникова, если говорить о воспитании. Нам Министерство просвещения предлагает детям показать…

А. Невзоров. В честь юбилея Калашникова, да, да, да, разобрать и собрать автомат Шмайсера. Это чудесная идея. Её можно только поддержать.

О. Журавлёва. И сравнить с М16, кстати, – такой вариант ещё возможен.

А. Невзоров. В общем, надо понимать, что победа над дедовщиной оказалась точно таким же фейком, как и вообще очень многие другие победы России. И я полагаю, что точно так же, как это было с делом Сакалаускаса, которого объявляли сумасшедшим, которого прятали, и которого гнобили очень долго, потому что это было время, когда уже рушился Союз, но какие-то останки государственности ещё были. Тем не менее, я думаю, что ситуация очень и очень похожа.

Кстати говоря, я посмотрел внимательно все эти случаи массовых убийств, расстрелов и в западных армиях тоже. Тоже есть, разумеется…

О. Журавлёва. Издевательства в армии есть много где.

А. Невзоров. Да, да, да. Но там всё-таки… Вот я посмотрел самое громкое дело. Это Форт-Худ в Техасе. Там просто мусульманин в знак протеста против того, что американские войска постоянно направляются в какие-то мусульманские страны, вот он там устроил бойню.

Здесь, в России, когда мы изучаем все эти материалы, становится абсолютно непонятно, а за каким, собственно говоря, чёртом нужен призыв? Потому, что в боевых условиях призывник единственное, на что способен, это стать трупом. Поскольку очень ошибочно думать, что солдат – это менее сложная профессия, чем скрипач.

Умереть может любой идиот, но профессионализм солдата заключается в том, чтобы уметь и любить убивать. А этот дар есть у очень немногих. Я просто видел этих срочников, и видел горы трупов из этих срочников в той же самой Чечне. И там было видно, что если толпе немузыкантов раздать скрипки, то, в общем, никакой музыки, разумеется, не получится.

Поэтому понятно, что это такое тяжёлое наследие ещё той тоталитарной армии, когда необходимо было через машину отупления провести как можно больше людей, потому что, действительно, из армии люди приходят порой совершенно другими, с выработанной, наработанной, выстраданной тупостью и послушностью.

О. Журавлёва. Вы знаете, я когда-то разговаривала с человеком, который охранное агентство держал в России, и он сказал, что отслуживших (особенно в горячих точках) не принимал именно потому, что это очень опасный охранник – с таким бэкграундом.

А. Невзоров. Ты чего взгрустнула, Оля?

«Невзоровские среды», 30.10.2019.

📼 Невзоров про цирк

Вы можете прочитать эту запись во ВКонтакте автора.

 Об авторе:
АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ
Советский и российский журналист, репортёр, телеведущий, публицист
Все записи блога автора »»

Смотрите также

Алексей Лушников: 17 лет назад… Виктор…

Александр Незворов: Во-первых, хочу поблагодарить…

Инвестиционные прелести. Константин Сёмин // «100TV» 07.09.2019

Алексей Лушников: Провел простые исследования…

Алексей Лушников: Владимир Акулич в ток-шоу…

Алексей Лушников: Кипр:«Врачи и медсестры…